Прошёл год после печально известных событий в Магноштадте. Собрание мировых держав, где должны были присутствовать представители Синдрии и Империи Коу, так и не состоялось.

Империя Коу
Великая, властная, но раздираемая противоречиями.
Гражданская война поделила страну на два лагеря. По одну сторону баррикад находятся Рен Хакурю и Тёмный Маги Джудал, а противостоят им Аль-Сармен и Рен Гьёкуэн. Рен Коуэн и его братья остаются на стороне традиций и величия Империи, поддерживают свою пусть сомнительную, но все-таки единовластную Императрицу. Даже несмотря на то, что Коуэн серьезно не одобряет её методы, он понимает, что война против Аль-Сармен, укоренившихся в стране и ставших одним из оснований процветания Коу, приведет к краху Империи, столь трепетно им любимой. А этого первый принц допустить не может - как бы низко не пришлось пасть ему самому, Империя должна сохранить своё величие. Рен Хакуэй поддерживает это его стремление, однако Рен Когъёку, не спешит занимать сторону какой-либо из сил, отвлеченная проблемами Бальбадда.
Рен Хакурю же твердо намерен уничтожить Империю, в которой угнездилось Зло. Всё началось с того, что он, пользуясь новообретенными связями, организовал серию покушений на приближенных Гьёкуэн из числа Аль-Сармен. Так же от лица принца последовало публичное заявление о том, что Аль-Сармен захватила власть в свои руки преступным путём, что воля предыдущего Императора была нарушена (а завещание - переврано), что Рен Гьёкуэн, согласно давним традициям престолонаследия, не имеет никаких прав на законную власть. В самом деле: разве может женщина становиться Императрицей, когда живы взрослые сыновья Императора? Многие из тех, кто приближён к двору, вняли словам сына великого Хакутоку - более того, в настоящее время благородный Рен Хакурю рассматривается многими как полноправный кандидат на роль Императора. И всё же, несмотря на явный раскол, преобладающая часть знати находится на стороне Организации и нареченной Императрицы. Верхи общества не собираются ничего менять, им важно сохранить сложившийся порядок вещей. Потому официальными властями повсеместно утверждается ложность заявления четвертого принца, а сам Рен Хакурю объявлен предателем.
К настоящему моменту ситуация окончательно вышла из-под какого-либо контроля. На начальных стадиях усилиями Рена Коуэна, его братьев и подчинённых удавалось сохранять в тайне информацию о происходящем в пределах Империи, но масштаб беспорядков внутри станы стал по-настоящему огромен. Даже при том, что к открытым действиям "оппозиция" пока не перешла, народ пришел в движение - тут и там отмечаются вспышки беспорядков и мелких восстаний. Все чаще звучат призывы о возвращении Империи ко временам правления Хакутоку, люди объединяются, чтобы выразить свой протест приспешникам нынешней Императрицы. В итоге было принято решение "отрезать" великую страну от всего остального мира, сделать практически невозможным пересечение государственной границы. Слухи о беспорядках в Империи строго пресекаются, и остальному миру остаются лишь самые прозрачные обрывки информации, доступные лишь самым влиятельным и осведомленными лицам; реальное же положение дел утаивается по мере сил. Ведь гражданская война - показатель слабости государства, неспособности правящей семьи урегулировать беспорядки, а Коу дорожит своей репутацией могущественной державы. Коуэн настаивает на как можно более быстром подавлении назревающего восстания, однако Императрица почему-то не спешит приступать к действительно жестким мерам пресечения...

Бальбадд
Зависимый, мирный, спокойный.
Вассальное государство империи Коу. После того, как началась гражданская война в метрополии, Рен Коуэн и Рен Коумей покинули Бальбадд, а временной правительницей этих территорий была назначена Рен Когьёку, уже около года носящая звание генерала Империи Коу. Принцесса, желающая показать себя в лучшем свете, преданно и воодушевленно исполняет свои обязанности, успешно справляясь с делом управления целой страной - однако частенько пользуется советами истинного наследника, человека, хорошо понимающего свой народ. Алибаба Салуджа, когда-то не давший точного ответа на вопрос, будет ли он подчиняться империи Коу, так и не получил прав на престол и возможности восстановить своё имя, однако стал правой рукой наместницы и всячески поддерживает её в этом нелегком деле. В настоящей ситуации для него это лучший способ помочь людям, улучшить их положение, предлагая своей подруге-правительни­це демократичные варианты развития Бальбадда.
Стабильность, принесенная властью Коу, успокоила народ Бальбадда. Рутина тишины и стабильной уверенности в том, что в завтрашнем дне их ожидает все то же завтрашнее дно, поглощает ростки недовольства. Люди помнят жертвы и беды, которые принесло предыдущее восстание, и не спешат расставаться с тем малым, чем им удалось овладеть в этой новой жизни. К тому же, о каком восстании и перевороте может идти речь, если у власти стоит верная подруга Али-Бабы и все шишки, если что, достанутся ей? Поэтому сейчас принц надеется на то, что получится помочь своей стране и без кардинальных преобразований. Вассальное государство ещё не знает о том, что произошло в сердце Империи Коу.

Синдрия
Процветающая, сильная, манящая.
В то время как в остальных странах случаются неурядицы и возникают серьёзные проблемы, здесь жизнь идёт своим привычным, красочно цветущим чередом. Более того, в результате разрешения магноштадтского конфликта Синдрия укрепила своё положение среди стран всего мира, а авторитет Синдбада, и без того немалый, только возрос. Многие теперь говорят о нём и его стране, о могущественном короле и его счастливых подданных. А иные, ведомые любопытством и желанием лучшей доли, отправляются в путь, чтобы найти своё пристанище на райском берегу острова. Вот только не всех и не каждого цветущая страна готова принять в свои объятия...
Между тем, король Синбад и его генералы нередко отправляются в путешествия в другие страны: наносят визиты и заключают договоры с правителями, продолжая работу над укреплением дружественных связей Синдрии со всем остальным миром. Однако союз между Альянсом Семи Морей и Империей Рем был аннулирован спустя несколько месяцев после происшествия в Магноштадте, и пока у власти там остается эгоцентричный Нерва, не может идти и речи о возобновлении сотрудничества.
Для Синдбада и его людей главным остается принцип "Не вторгаюсь сам и не допущу вторжения на свои территории"; Синдрия держит ухо востро, но влезать в проблемы Империи Коу не собирается. Обещание, данное некогда Синдбадом задумавшему восстание Хакурю, остается в силе, однако глава Альянса Семи Морей ясно дал понять, что его вмешательство в происходящее - дело самых крайних мер; он не станет рисковать своей страной впустую. И до тех пор Хакурю придется действовать самостоятельно. Впрочем, остается ведь еще и Империя Рем, со сменой власти сменившая политический курс на куда более агрессивный...

Империя Рем
Величественная, могущественная, обновленная.
После перерождения Маги власть здесь обновилась во всех смыслах: отошел от дел прежний правитель, передав бразды правления своему сыну, принцу Нерве. Новоявленный Император, по-своему оценив ситуацию, постановил, что Титусу необходимо время, дабы усвоить двухвековой опыт Шехеразады, и потому до некоторых пор решения главы государства не обязаны строго согласовываться с мнением Маги. Отныне лишь Нерва определяет судьбу своей страны. Титусу же только предстоит доказать, что он, как и Шехерезада, способен позаботиться о вверенной ему Империи.
Старая неприязнь, сложившаяся между Нервой и отрядом фаналис, также дала свои плоды. Оказавшись у власти, Нерва принялся мстить. Ранее элитный отряд войск Рема использовали лишь как крайнюю меру, но после нового указа Императора их стали посылать везде, где только может понадобится военная сила. Большую часть времени фаналисы проводят в пути, далеко от дворца, и Нерва доволен: ему так спокойнее, а народ только рад слышать, что Император заботиться о распространении величия Рема его славными воинами.
И не только это изменилось: Империя Рем стала проводить крайне агрессивную политику относительно близлежащих государств; уже было покорено несколько небольших стран, а другие уступили Империи часть своих территорий в обмен на иные блага с её стороны. Теперь взгляд Нервы направлен на восток, в сторону замкнувшейся в себе и своих проблемах Коу; вероятно, не за горами то время, когда алчный молодой Император пожелает расширить своё влияние на соседнем континенте. В частности, именно эти его аппетиты и привели к разрыву с Альянсом Семи Морей, но Нерва не придал этому никакого значения - если Синдбад желает сидеть на своём клочке суши, пусть сидит; он же не будет складывать руки тогда, когда сама судьба благоволит его Империи.

Магноштадт
Нейтрально настроенный, развивающийся, демократический.
Страна находится под протекцией и Рема, и Синдрии, из-за чего никто не осмеливается нападать на неё. Внутри самого Магноштадта значение политики ныне сведено к нулю, все жители либо заняты изучением магии, либо трудятся на благо города, получая за это денежное вознаграждение. Управление в стране взял на себя Совет, куда входят в равной степени как умудренные опытом волшебники, так и старейшины гои, простых людей. Волшебники и простые люди, будучи ныне равными в правах, более-менее успешно перешли на новый, дружеский уровень отношений.
Границы Магноштадта теперь открыты, волшебники свободно покидают пределы государства и отправляются в другие страны, дабы остаться там, просто попутешествовать или, быть может, повидаться с родственниками. Некоторые из них выбирают своей целью познание и устремляются раскрывать секреты магии этого мира, другие просто хотят заработать, предлагая свой дар в помощь и защиту тем, кто лишен магии. Сам же образ жизни в Магноштадте стал несколько проще; уменьшилось количество артефактов на душу населения - ведь теперь нет Пятого Уровня, который снабжал бы их магои. Однако это дало возможность усилить роль обычных людей в развитии общества, создать больше рабочих мест, так что в настоящее время Магноштадт с радостью принимает помощь со стороны тех, кто приехал в страну в поисках заработка.
Даже в Академии с её строгими порядками наблюдается гуманизация обучения и повышенный интерес к личности ученика, а не только к результатам его деятельности. В число учеников теперь попадает больше одаренных, желающих узнать больше о магии и найти применение своему волшебному дару.

И с этого момента начинается наша история...